Страница 1 из 1

Талия Райвен

СообщениеДобавлено: Вс сен 23, 2018 7:33 pm
Талия Райвен
Имя: Талия Райвен.

Возраст: 35 лет.

Раса: Человек.

Характер: Когда-то давно, словно в прошлой жизни, Талия была веселым и общительным ребенком. Любила играть с подружками, бегать на рынок за сластями, гулять на улице допоздна, прогуливать уроки в школе, в общем была обычным ребенком. Никогда не переживала потерю, даже последняя война с Анвеном обошлась для их семьи без жертв, никогда особо не училась драться, в том числе и оружием, но вот теперь, после двадцати трех лет в Чернолесье, Талия стала совершенно другим человеком. Сейчас она не знает, что такое - доверять. Не знает какого это, когда есть на кого-то положиться, кроме себя. Довольно замкнута, но не социопатка, просто привыкла, что общения в ее жизни не так, чтобы сильно много. И она привыкла, что все, кого она встречала в жизни ее задерживаются ненадолго. Самодостаточна, не видит проблем в одиночестве. Спокойно переносит не комфортные условия, за последние годы много чего повидала, потому совершенно в этом вопросе не капризна. Требовательна к себе, не признает, что может быть слабой, ведь слабость в Черном лесу - это смерть. Не маньяк, не психопатка, не поехала крышей, и сама частенько этому удивляется. Скрытная, не потому, что боится, что ее предадут, а потому что не знает, что такое - иметь кого-то столь близкого, которому можно все рассказать. В какой-то мере она полу-дикарка в социальном плане, многие взаимодействия для нее незнакомы. Научилась многому, в том числе и убивать без последующего чувства вины. В Чернолесье все просто. Или ты, или тебя. Для нее убийства - вопрос выживания. Интриги и подлости - не ее, она слишком долго жила практически в изоляции, чтобы овладеть подобным искусством. Не шибко эмоциональна, но возможно это может и измениться в будущем, из-за иной обстановки. Пока же она сдержана, и многим может показаться холодной или даже заносчивой. Это не так, просто сказывается все та же изоляция. Она честна, возможно иногда слишком прямолинейна. Предпочитает больше слушать, чем болтать.

Внешность: На первый взгляд - совершенно обычная женщина тридцати с хвостиком лет, как и многие вокруг. И даже на второй взгляд - все та же обычная женщина, без какой-либо особой изюминки. Она не писаная красавица, не ухоженная леди, но и не уродец. Простая серединка. Кому-то покажется красивой, кому-то серой мышью, ну а кто-то вообще даже не заметит, что она прошла мимо.
Среднего роста, около 170-ти см, может чуть выше, среднего телосложения. Ее кость не хрупкая, а стан не изящен, и не манит изгибами и прелестями. Поджарая, спортивная фигура, плечи чуть широковаты, талия практически отсутствует (не из-за лишнего веса, а из-за тренированности - у нее именно спортивная фигура без особо выраженной талии). Грудь неполного второго размера не привлечет вашего внимания, потому как хозяйка ее не особо то демонстрирует, предпочитая рубашки свободного кроя. Тренированность ее сказалась еще на одном - у нее всегда прямая (но не излишне) спина, чуть напряженные плечи, и в целом во всех движениях чувствуется какая-то затаенная настороженность. Она может вести себя расслаблено и спокойно, но все равно может возникнуть ощущение, что она всегда готова ко всему. Что-то сродни поведению зверя.
Волосы не сильно длинные - по лопатки, прямые и не очень аккуратно обрезанные. Сразу видно - стриглась не у профессионала. Цвета они темно-каштанового с рыжиной. Чаще всего собраны в свободный хвост, из которого выбиваются прядки чуть более короткие, чем основная масса волос. Глаза серо-голубые, довольно светлые. Талия никогда не подводила глаза углем, никогда не умела и не училась краситься, или как-то баловать себя кремами, масками или чем еще - в этом вопросе она тоже немного дикарка. Кожа ее светлая, но не белая, может слегка загореть, но смуглой сильно не станет. На руках кожа чуть грубовата, обветренна. Это руки человека, что не сидит пнём, пока за него все делают. Черты лица островаты (не путать с аристократичной утонченностью), губы чуть более тонкие, чем ей бы хотелось, тоже немного обветренны.

Шрамы:
- Шея, левая сторона: четыре недлинные полоски - следы от когтей рыси.
- Спина - несколько не особо заметных шрамов - следы от шипов в ловушке, в которую она однажды попала.
- Правое предплечье - грубо заживший шрам от раны. Один из первых, зашивала тогда себя впервые, вышло не очень.
- Левое бедро, внешняя сторона - следы от когтей, шрамы весьма заметные.

Прочие особые приметы:
- Треугольник из родинок на правой лопатке.

Одежда: Талия двадцать три года прожила в Чернолесье, где каждый день - это по сути борьба за выживание, а потому привыкла к удобной и не маркой одежде. Никаких платьев, юбок или чего-то похожего - она и забыла уже, что когда-то подобное носила. Никаких каблуков, разумеется. Никаких ярких цветов - это смерти подобно.
Одета в мужского кроя рубашку темно-серого цвета, удобные, не облегающего кроя, опять же, черные брюки, и самые простые высокие ботинки, укрепленные парой стальных пластин в районе носов и щиколотки. Поверх наброшена самая обычная накидка с не сильно глубоким капюшоном - темно-серого цвета, ближе к черному. Лес отпустил ее неожиданно, и в процессе она не сумела сохранить оружие, а потому пока не вооружена, не облачена в доспехи, да и вообще выглядит среднестатистическим таким путником. К поясу брюк прикреплена небольшая сумка с парой карманов - в них несколько монет, небольшая фляга с забродившим соком (самая обыкновенная бражка).

Квента:

Двенадцать лет назад, 1 сентября 1036 года, в простой иварахской семье родился третий ребенок - долгожданная девочка. Кали и Джет Райвен, безусловно, любили своих сыновей, но все же всегда мечтали о дочке, об их маленькой принцессе. Семейство Райвен не было знатным или богатым - Кали трудилась в местном госпитале, а Джет служит в Охотниках уже столько лет, что и со счету сбился. Однажды, во время службы, Джета ранили - его доставили в госпиталь, где он и встретил свою главную любовь всей жизни - Кали. Поженились молодые довольно скоро, а через год обзавелись первым ребенком - старшим братом Талии, Танием. Через полтора года семейство пополнилось еще и Триксом. Ну а в 36 году, через еще полтора года после рождения средненького, в семействе появился последний, третий, но не менее любимый, ребенок - Талия. Чета Райвен явно тяготели к именам на буквы Т, как беззлобно подшучивали все их знакомые.

Итак, 36 год. Роды прошли легко и без осложнений, Талия родилась здоровой, и не доставляла своим родителям особых забот. Не плакала по ночам, тем самым не устраивая им бессонные ночи, не была болезненным ребенком, и в целом жизнь у семейства протекала без проблем. Кали, временно оставившая работу в госпитале, занималась детьми, Джет продолжал служить в городской страже, в свободное время подрабатывая в местной кузнице. Средств не было в излишке, но они никогда не голодали - у детей всегда была новая одежда, много игрушек и сластей. Год шел за годом, дети подрастали и по очереди отправлялись в школу Ивараха, где их учили простым наукам - грамоте, чтению, счету и многому другому, что входило в обычную школьную программу. Таний, старший, учился хорошо, и когда ему исполнилось двенадцать отправился по стопам отца - в стражу. Правда долго от там не пробыл - война с Анвеном приняли ну очень серьезный оборот, Иварах решил встать на сторону Дородека и Охотники выступили против темных. Семейство Райвен беда обошла стороной - Джет не погиб в сражении, благополучно вернулся домой, где их уже ждали новости - город объявляет изоляцию, ворота закрываются, и весьма немногие смогут остаться в их стенах. Джет разделял ужас совета по поводу содеянного и попросил разрешить остаться его семье в стенах города, согласившись на все условия. Они добровольно согласились на изоляцию, и потекли унылые, похожие друг на друга дни взаперти.
Талии на момент Ночи Безумия было девять, она понимала далеко не все и в силу характера и того, что родители всегда старались оберегать ее от оружия и военного ремесла в целом, продолжала жить обычной жизнью. Она ходила на уроки, играла с подругами, число которых, увы, поуменьшилось, бегала в лавку за сластями и помогала маме по дому. В общем-то росла совершенно обыкновенным ребенком - играла, училась, почитывала интересные книжки иногда, да росла себе, не зная бед. Удивительное дело, но изоляция города отчасти поспособствовало тому, что бед у девочки в семье не было, ведь когда прибыли вторженцы, иварахским жителям было проще отразить одиночные нападения существ, что умудрялись прорваться к городу.

Прошла пара лет, Иварах вновь открыл ворота, сняв изоляцию, и их жизнь снова перестала ютиться в пределах одного, пусть и родного и любимого, города. Талия бывала частенько с братьями в соседних городах и поселениях, выбиралась с матерью, что вернулась в Госпиталь, который правда, теперь находился на странном Острове, и частенько прогуливалась в лесу близ Ивараха. Она старалась держаться знакомых троп, зная об опасности неизвестной части леса, что внезапно появилась в их землях, но однажды знания ее подвели - внезапно начавшаяся летняя гроза заставила девочку спешно искать укрытие, та, в спешке, свернула не туда, и...И оказалась в том самом месте, где лучше никому не бывать. В Чернолесье. Так началась очень долгая глава ее жизни, что изменила Талию навсегда.

Можете представить какого двенадцатилетнему ребенку, которого смело можно назвать домашним цветком, оказаться в неизвестном лесу, о котором ходит столько страшных историй? Талия была в ужасе. Конечно же, первым делом она разревелась, осознав, что она заблудилась и понятия не имеет как отсюда выбраться домой. Проревела пару часов, которые ей показались вечностью, и решила попробовать найти путь домой. Блуждала долго, несколько дней, пока, наконец не осознала, что не имеет ни малейшего понятия, где она, куда ей идти и что делать. А еще она поняла, что за эти несколько дней съела только пару яблок, что нашла в лесу. Голодная, уставшая (спала она урывками и очень плохо), замерзшая и почти сломленная. Маленький домашний цветок оказался в дикой природе, и здесь ей не понравилось. И потому, наткнувшись на небольшой деревянный домик, совершила весьма глупый поступок - побежала к нему и принялась стучать в дверь, моля о помощи. Встретила ее женщина в годах, что выслушав сбивчивую историю девочки, пригласила ее внутрь. Накормила, напоила, согрела и спать уложила. Доверчивый ребенок даже не задался вопрос, кто она, почему живет в Чернолесье и поможет ли она ей вообще. И наутро вопросом таким не задалась, и на следующее утро, и на следующее и на следующее. Лайна, та самая женщина, что повстречалась Талии, подливала в чай девочки свою особую настойку, что делала ребенка удивительно послушным и индифферентным ко всему. Та не вспоминала о семье, трудилась по дому, помогала Лайне с ее огородом, со сбором каких-то непонятных корешков, и варкой странных зелий. Так прошла пара месяцев, и в их дом постучался незнакомец. Высокий, худой, со странной палкой в руке (Талия не сразу поняла, что это маговский посох), который пришел к Лайне за какими-то отварами, а заодно решил забрать и Талию, отметив, что она идеально подойдет для его опытов. Отсчитал Лайне золота, и забрал девочку, не забыв прихватить и пойла для поддержания эффекта послушания. Только вот ребенок не брал ничего из еды и питья у странного дядьки, и скоро эффект зелья ослабел, и, чудом не иначе, Талия сумела сбежать от своего хозяина. Скиталась по лесу, держась подальше от дорог и тропинок, пряталась на деревьях, когда слышала чье-то приближение, впервые столкнулась с диким зверьем - на ее счастье зверенышем небольшим, от которого она сумела спастись, забравшись на высокое дерево.

Талия сбилась со счету, сколько прошло дней, но однажды она проснулась и обнаружила первый снег, и начала отсчет от этого дня, который условно приняла за первое ноября. Ошиблась она, на удивление, не сильно - всего на тринадцать дней. С того самого момента, чтобы не случалось, Талия неизменно вела подсчет прошедших дней. Это помогало ей не сойти с ума, и продолжать осознавать что с ней происходит и как давно. Она все еще надеялась, что родные ее ищут, и однажды найдут. У девочки была небольшая полоса везения, во время которой она нашла заброшенную землянку, в которой и устроила свой первый дом. Вспомнила как братья развлекались, устраивая несерьезные побоища, кое-как сумела выстрогать себе "копье", что на деле было просто заостренным колышком, научилась, хоть и с горем пополам, ловить рыбу (для этого ей приходилось уходить довольно далеко от землянки, в странное место, где протекала теплая река, что служила девочке еще и источником воды.
Впервые, спустя полгода после своей потери, встретила другого человека - мужчина был в форме дородекской гвардии, а потому Талия рискнула выйти к нему. Показала свое убежище, рассказала свою историю, и попросила о помощи - гвардеец пообещал ее охранять, и попытаться помочь выбраться, но, увы, не свезло. Он погиб спустя несколько дней, бросившись на вышедшую пантеру, практически спасая тем самым девочку. Талия пыталась как-то помочь, но что может сделать ребенок с колышком? Гвардеец приказал бежать, и она побежала. Побежала так, как только могла, а остановившись с ужасом поняла, что не может найти путь к своему временному дому. И все началось заново - попытки выжить, сон урывками на высоких ветках, нечастая еда и вода, множество опасностей вокруг и никакого намека на спасение.

Прошел год, по ее подсчетам, и Талия смирилась с тем, что ее никто и никогда не найдет. За это время она сильно повзрослела - в таких условиях просто иначе нельзя, научилась защищать себя - отпугивала зверей длинными острыми кольями, самодельными копьями, а после убегала, и пряталась на деревьях, Вспомнила все, что когда-либо слышала от родителей, или читала в книгах, и стала выживать. Чуть более успешно, чем раньше. Жила дикаркой, питаясь чем придется, ночую где выйдет, и бродила по лесу, то ли в поисках пути домой, то ли в попытках найти хоть какое-то пристанище. Увы, везения ее хватило лишь на то, чтобы найти небольшую пещерку в небольшой горе позади одной из местных рек, вода в которой была то красной, то синей, в зависимости от времени суток, и вода которой, как узнала по себе Талия, была непригодна для питья. В этой пещере Талия жила несколько лет. Она ходила в другую часть черного леса ловить рыбу, собирала ягоды, иногда ей везло - она находила чьи-то тела, и тогда у нее появлялась новая одежда и обувь. Так у нее появилось и первое настоящее оружие - пара простеньких кинжалов, которые однажды спасли ей жизнь. Один труп был когда-то лучником, но, с его луком Талия смогла справиться только спустя пару лет, когда стала сильней и более тренированной. За все это время она не встречала ни единой живой души, что сказалось на характере девочки. Она пропала совсем ребенком, и теперь, будучи в изоляции от людей, забывала какого это - с кем-то разговаривать. И потому то первый встреченный ею живой человек показался для нее чем-то вроде подарком богов - она раскрыла себя, не подумав об опасности, и едва не погибла. Именно тогда она заработала свою первую серьезную рану - парнишка, лет шестнадцати, облаченный в иварахский охотничий мундир (это-то и подкупило Талию) посчитал, что сильнее девушки, и попытался с ней поразвлечься, угрожая при этом ножом. К тому времени Талия уже несколько лет выживала в Чернолесье, которое видимо до сих пор щадило дитя, и сумела дать ему отпор - те самые кинжалы сыграли свою роль - Талия ударила его в бок, полоснула наотмашь, зацепив лицо (кровь заливала его глаза, что и помогло девчонке), и сумела сбежать. С тех пор она стала еще более недоверчивой и дикой. Через не могу, через дикую боль в руках и всем теле, загоняла себя тренировками, как общими, так и с луком, но кое-как смогла с ним управиться. Спустя полгода впервые убила (ну как впервые, что стало с тем парнем то она не знала) - сначала зверя, странную смесь волка с пантерой, а чуть позже и человека. Впервые ощутила какого это - лишать кого-то жизни, и прорыдала несколько часов, после впадая в какое-то подобие оцепенения, когда она просто существовала на автомате, не думая и ничего не ощущая. И наконец окончательно осознала - прошлой жизни не будет больше, теперь ее жизнь здесь, в этом странном месте, где тропы исчезают буквально на глазах, поляны бывают разными каждый день, а животные встречаются такие, о которых даже и подумать нельзя было. Чернолесье словно было живым - оно подвергало жизнь Талии опасности, но как будто сдерживалось, потому как столько лет ребенок выжить мог лишь потому, что кто-то жалел. Иного объяснения Талия не видела.

В один из походов на рыбалку, Талия наткнулась на полусгнившую избу, в которой была комнатушка три на три, подгнившие доски в полу и прохудившаяся крыша. Дом этот находился за терновыми зарослями, и казался девушке неплохим убежищем, и она принялась его спасать. В нахождении трупов есть свои преимущества - она находила различные вещи, которые ей не особо пригодились бы в своей обычной роли, но помогали в чем-то другом. Так, например, найденным полутупым топором она умудрялась обрубать ветки, которыми после чинила крышу в доме. Кое-как залатала дыры в полу, собрала побольше хвороста, разобралась с печкой в доме, пользоваться которой было рискованно, но выхода иного она не видела. В общем с горем пополам, но наладила свой быт, и принялась строить свою жизнь в тех условиях, что были.
Научилась прясть из травы, которая сильно ранила руки во время пряжи, но в итоге давала удивительно прочную нить. Нити эти шли для зашивания ран, коих у девушки было много. Талия часто сталкивалась с местным зверьем, что так и норовило ее съесть, и хоть теперь она научилась от него отбиваться, без ран все же не обходилось. Научилась перешивать старые вещи во что-то другое, более подходящее. Тут было не до красоты - главное, чтобы было удобно и тепло. Все из той же странной травы научилась вязать себе вещи. Станка у нее не было, и потому приходилось "вязать".
Научилась охотиться, и шила одежду и обувь уже из шкур. Окончательно разобралась в местных растениях, как ей казалось, по крайней мере, могла собрать необходимое для простейших отваров, что сбивали жар или помогали не сдохнуть от инфекции в ранах. Все она познавала путем проб и ошибок, и потому справлялась с проблемами не всегда сразу и не всегда без последствий.

Год шел за годом, но Талия не переставала вести отсчет дней, хоть и не верила уже давно, что когда-то выберется из Чернолесье. Она жила одна, разговаривала со зверьем, что встречала в лесах, вела беседы сама с собой, и каждый день удивлялась, почему же она еще не сошла с ума. Ей встречались и другие люди, что попадали в черный лес, но чаще всего они пытались ее убить, принимая за опасность, и потому разговоров не складывалось. Но бывали и исключения - в ее жизни бывали люди, с которыми она находила общий язык, которым она помогала (некоторых она находила раненных), но все они неизменно покидали ее. Кто-то погибал, не пережив ранения, кто-то уходил на сбор хвороста и не возвращался, а однажды, одна женщина, которую она выходила после ранения в ногу, отправилась вместе с ней на рыбалку, отошла буквально на шаг в сторону, чтобы сорвать ягоду и испарилась в воздухе. Талия, не веря своим глазам облазила все кусты, надеясь, что там есть путь домой, но, увы, лес ее не отпускал.

Та прошел еще год, пять, еще пять, и однажды, Талия с ужасом обнаружила, что уже двадцать три года живет в этом проклятом месте. Охотится, защищается, спасается бегством, сталкивается с кучей опасностей, выживая каждый чертов день, и нет надежды на то, что однажды она вернется домой. Женщина окончательно смирилась, что однажды умрет, и когда-нибудь кто-то подобный ей, найдет эту избушку, и ее истлевшие кости. Если, конечно, ей повезет умереть дома, а не в чьем-то желудке.

Талия стала совсем другой - теперь она умела за себя постоять, была жесткой и натренированной, отлично пряталась, и неплохо сражалась кольями и копьями и многим другим (с луками она так и не поладила как следует, хоть и могла убить довольно многими способами). Стала сильнее, ловчее, мудрее, и..стала более дикой. Она могла общаться, не вела себя как зверь, но при этом совершенно отвыкла от жизни в обществе. Если кого-то встречала, то предпочитала больше слушать, чем говорить. Правда особых проблем в этом не видела, ведь она вдалеке от цивилизации, к чему ей чувствовать себя комфортно среди людей, но однажды столкнулась с удивительным. С людьми.
Но не будем забегать сильно вперед. В одно осеннее утро, Талия отправилась в очередной раз за водой, и почти уже забрала все кувшины и емкости, что захватила с собой, как вдруг услышала хруст ветки позади себя. Перехватив поудобней копье, Талия приготовилась к схватке, отразила первый прыжок очередного хищника, что поспешил ей полакомиться, краем глаза увидела движение в стороне, еще одно, и еще, и поняла, что надо бежать. Она способна защитить себя, но от стаи ей не отбиться. Выиграв себе несколько спасительных мгновений, Талия бросилась прочь, в сторону своего дома, свернула на небольшую тропинку, которую исходила столько раз, что помнила досконально каждый сантиметр, и...с удивлением для самой себя, споткнулась о какой-то камень, внезапно появившийся прямо посреди дороги. Не успела среагировать, неудачно упала, ударившись головой о землю, а очнувшись, осознала, что лежит в двух шагах от шумящего водопада. Копья нет, преследователей нет, как нет и черного леса. Лес ее отпустил. Спустя двадцать три года, совершенно неожиданно, Чернолесье отпустило свою узницу.
Кое-как собравшись с мыслями, Талия поднялась с земли и отправилась в знакомый Иварах, с ужасом ожидая новостей о своей семье, все-таки прошло столько времени, и родители вполне могли не дожить до этого дня, но придя в Зеленый город Талия не поверила своим глазам и ушам. Оказывается здесь, с момента ее исчезновения прошло всего неполных пару месяцев. И теперь она, младшенькая, оказалась старше своей собственной матери. Жизнь снова ударила Талию под дых, и запустило новое испытание. Суметь вернуться не только физически. И суметь снова приспособиться и выжить.

Re: Талия Райвен

СообщениеДобавлено: Вс сен 23, 2018 9:06 pm
Кая
Принято. Приятной игры :)